Началом зарождением школы ваяния в России можно считать временной период  при Екатерине II , после основания академии, где первым профессором этого искусства явился Н.Ф. Жилле , приглашенный в 1757 г. из Парижа. Он образовал несколько учеников, в числе которых самым даровитым был Ф.И. Шубин (главный его труд – статуя Екатерины, в Академии художеств). Уставом академии предоставлялось лучшим из ее питомцев, по окончании в ней курса, ехать, с содержанием от правительства, на несколько лет в чужие края для дальнейшего своего совершенствования, и этим правом впервые воспользовался, из молодых скульпторов, Шубин. Им начинается длинный, продолжающийся до нашего времени, ряд русских ваятелей, живших и работавших за границей, преимущественно в Италии. Здесь они, конечно, подвергались влиянию популярных в то время мастеров и усваивали себе тогдашнее господствовавшее художественное направление. Поэтому скульптура в России, выказав, до самого последнего времени, мало самостоятельности, отражала в себе те движения, какие совершались в этой отрасли искусства на Западе: в конце XVIII века она носила отпечаток французский, а затем итальянский, – более или менее заметные черты стиля Кановы, Торвальдсена, Дюпре, Тенерани и др. При всем том, среди ее представителей было немало художников, которые сделали бы честь любой стране. В екатерининский век, кроме Шубина, державшегося в своих трудах натурализма, облагороженного уважением к антикам, действовали рутинер-эклектик Ф.Г. Гордеев (группа Самсона, для петергофского фонтана этого имени) и даровитый, несколько манерный М.И. Козловский (монумент Суворову на Царицыном лугу, в Санкт-Петербурге, статуя “Амура, вынимающего стрелу из колчана”, в Эрмитаже и прочее). За время Александра I и отчасти николаевское, выдающимися представителями русского ваяния были: В.И. Демут-Малиновский (статуя апостола Андрея, в Казанском соборе в Санкт-Петербурге, “Русского Сцеволы”, в Академии художеств, портретные бюсты и пр.), С.С. Пименов (две группы на подъезде Горного института, в Санкт-Петербурге), И.П. Прокофьев (статуя бегущего Актеона, тритоны петергофского фонтана), И.П. Мартос (памятники Минину и князю Пожарскому в Москве, герцогу Ришелье в Одессе, Ломоносову в Архангельске, колоссальная статуя Екатерины II, в московском дворянском собрании и прочее) и некоторые другие.
Особенное оживление получила русская скульптура во второй половине царствования императора Николая I , благодаря любви этого государя к искусству и покровительству, которое он оказывал отечественным художникам, равно и таким громадным предприятиям, как постройка и украшение Исаакиевского собора в Петербурге и храма Христа-Спасителя в Москве. Все русские ваятели и старейшего и юного поколения получали тогда значительные заказы и, будучи поощряемы вниманием монарха к их трудам, старались в них превзойти один другого. Главными деятелями в рассматриваемой нами области были за эту пору: граф Ф.П. Толстой (медальоны на темы из Отечественной войны 1812 – 1814 годов, статуя “Нимфа, льющая из кувшина воду”, в Петергофе, модели для фигур разных святых, для дверей храма Спасителя), С.И. Гальберг (статуя сидящей Екатерины II, в Академии художеств, статуя “Изобретение музыки”, в Эрмитаже), Б.И. Орловский (“Ангел” на Александровской колонне, монументы Кутузову и Барклаю-де-Толли , перед Казанским собором, статуи “Парис”, “Сатир, играющий на скрипке”, “Фавн и Вакханка”, в Эрмитаже), И.П. Витали (два фронтона Исаакиевского собора: “Поклонение волхвов” и “Святой Исаакий благословляет императора Феодосия”, рельефы под портиками этого храма, скульптуры его входных дверей и прочее; статуя Венеры, в Эрмитаже), барон П.К. Клодт (“Укротители лошадей”, четыре группы на Аничковом мосту, памятник баснописцу Крылову , в Летнем саду; фигура императора Николая I верхом на коне, в петербургском памятнике этому государю; мелкие изваяния лошадей), Н.С. Пименов (группы: “Воскресение” и “Преображение”, на вершине иконостасов малых приделов Исаакиевского собора; статуи “Игра в бабки” и “Мальчик, просящий милостыни”), П. Ставасер (статуя “Русалка” и “Нимфа, обуваемая Фавном”, в Эрмитаже), К. Климченко (“Нимфа после купания”, в Эрмитаже), А.А. Иванов (“Мальчик-Ломоносов” и “Парис”, в Эрмитаже), С.И. Иванов (“Маленький купальщик”), А.В. Логановский (“Игра в свайку”; рельефы под портиками Исаакиевского собора; “Избиение младенцев” и “Явление ангела пастырям”; горельефы на внешних стенах храма Спасителя) и Н.А. Рамазанов (горельефы на внешних стенах того же храма).

Подробнее смотрите http://www.statuesque.ru/history